Сухопутные силы России вошли в Идлиб, где их ждали 7000 бойцов Эрдогана

Российские сухопутные силы вошли в мятежную провинцию Идлиб. Причем сделано это официально и полноценно — автомобили наших военных, ни от кого не скрываясь, проехались по дороге, ведущей из Дамаска, и остановились на определенном участке трассы Дамаск-Алеппо. Да, эта та самая, уже успевшая стать знаменитой трасса М-5, взятие которой асадитами преподносилось чуть ли как не ключевое событие в войне против сепаратистов. Собственно, это событие и стало причиной того, почему наши силы вошли в эту мухафазу.

Россияне взяли на себя охрану идлибского участка дороги. Все бы ничего, только происходит это на фоне тяжелого обострения с Турцией.

Москва и Анкара не могут договориться о будущем Идлиба. Ситуация обостряется. Посол России в Турции Алексей Ерхов рассказал телеканалу «Звезда», что получает новые угрозы и оскорбления.

«Из последних, что нападало вчера вечером и сегодня утром, такие вещи как: „Мы возведем небоскребы из черепов ваших военных“ и „Заплатите цену за каждую каплю пролитой вами крови“ и так далее», — сообщил дипломат.

Турки видят Идлиб независимой от Дамаска территорией со своими властями, которые после создания новой Конституции Сирии, возможно, примут участие в выборах и попадут или не попадут во власть. Но до тех пор, пока это не произойдет, у Асада не должно быть вообще никаких прав на эту территорию. Зная положение дел, можно уверенно говорить, что при нынешнем поколении власть имущих и сепаратистов интеграция провинции в состав САР вряд ли бы произошла. Они ни то, что о конституции договориться не могут, они до сих пор не определились с членами совета, который займется разработкой документа, хотя формально этим вопросом занимаются уже несколько лет. Так что турки знают, за кого держатся, и знают, что в перспективе эта их определенность позволит им фактически аннексировать Идлиб.

Однако официально их позиция обосновывается требованиями местных сепаратистов, которые утверждают, что истинные сирийцы давным-давно устали от клана Асадов и их прихлебал, правящих арабской республикой уже на протяжении полувека. Да, Асады правят 50 лет, и за это время с ними много чего плохо хотели сделать. Тем не менее, вряд ли кто из тех демонстрантов, что еще в 2011 году в Даръа кричали «Долой Асада!», представлял, каким адом обернется будущее его страны, и в каких условиях будут доживать свой век оппозиционеры, загнанные в Идлиб и униженные как интервентами, так и асадовцами. И за эти годы, что Асад потратил на сохранение власти и борьбу с этими самыми оппозиционерами, отношение к нему вдруг резко поменялось, по крайней мере, жители Дамаска, Тартуса и даже до сих пор беспокойного Алеппо очень и очень довольны им, ибо имя его ассоциируется с миром и относительной стабильностью. Так что есть основания полагать, что и в Идлибе многие были бы только рады приходу официальных сирийских сил. Но так уж вышло, что прийти они могут только с войной.

Турки против этого, а Россия — за. Интересно, что ввод наших военных в зону конфликта связан как раз-таки с Анкарой. Соглашение Эрдогана и Путина по Идлибу предусматривало передачу контроля над трассой М-5 российской стороне. Однако янычары почему-то этим недовольны, полагая, что Кремль, поддерживая асадитов, давно уже отступился от договоренностей. И их недовольство проявляется в военном плане больше, чем в любых других. По информации идлибских источников, которую распространили многочисленные арабские СМИ и вторящие им иностранные, всего за несколько недель Анкара успела ввести в Идлиб целую армию. Речь идет как минимум о семи тысяч военных. Это больше американского и российского контингентов вместе взятых. Это, кстати, без учета ВВС, которые в случае обострения обязательно примут участие в антиасадовской операции. Просто для осуществления ударов им в отличие от России не обязательно иметь постоянную базу в Сирии — соседство с арабской республикой дает Анкаре такое преимущество.

Для чего это делается? Для чего так много людей? Вряд ли это показуха, ибо Анкара не особенно-то и афиширует наращивание контингента в Идлибе. Скорее всего, эти люди пришли реально остановить Асада и поддерживающие его силы. И пока у них кое-что получается. По крайней мере, наступление на столицу провинции остановилось — асадитам оставалось всего несколько километров до города Идлиб, но они пока оставили все попытки до него добраться. И сейчас бои идут на севере-востоке оккупированной сепаратистами зоны за небольшой клочок земли. И это немного странно, потому как еще пару дней назад близ Идлиба были серьезнейшие бои, в ходе которых погибли сотни бойцов с разных сторон. Видимо, туркам было достаточно лишь войти в район и нанести пару артиллерийский ударов, чтобы все прекратить. Никакой иронии — просто все действительно так и произошло.

Российский политолог и востоковед Олег Гущин полагает, что сейчас Турции просто нужно время, чтобы уладить дела в Идлиба, а в дальнейшем провинцию, скорее всего, ждет все-таки присоединение к основной территории Сирийской арабской республики.

— Я не думаю, что происходящее перейдет в фазу самого горячего противостояния Турции с Сирией или, тем более, Россией. Нет, Путин и Эрдоган договорились, но, как оказалось, это была не самая лучшая идея. Может, и хорошая, но на деле реализовать мир было не так-то просто. Впрочем, это перемирие на северо-западе дало Дамаску возможность закончить с другими проблемными территориями. У боевиков же было время успокоиться и либо собраться с силами, либо решить, что пора бы уже разъехаться. Это как с Врангелем в 1920 году, который засел в Крыму. У него было время на эвакуацию, пока красные разбирались то с поляками, то с другими проблемами, то есть пока они какое-то время не трогали Крым.

Или как с Чан Кайши, который благополучно эвакуировался от коммунистов в Тайвань и до сих пор там процветает, ну, его наследники. В Идлибе, конечно, немного другая ситуация, ибо значительную часть из тех, кто там засел, мировое сообщество и за людей-то не считает — все-таки там полно террористов. Но вот другая часть, та, что реально является оппозицией, и кого можно считать полноценными участниками гражданской войны, не просто исчадиями ада, вот они имели право на выбор. Но прекратить борьбу они не захотели. Теперь они в безвыходном положении и уповать остается только на турок. Анкара же сейчас, скорее всего, хочет, отобрать из этой огромной массы наиболее приемлемых людей и не дать им сгинуть в идлибском конфликте. С остальными же — все сложно. Обычно таких — только к стенке, потому что лагерей столько ни в Сирии, ни в Турции нет, чтобы их держать, да и зачем их держать? С эвакуацией в Ливию — не вышло. Все нашли это идиотской затеей, даже американцы, которые ошалели от этого экспорта терроризма. Насчет же границ, я думаю, турки знают способ, как не допустить ее прорыва — пару очередей по ногам или в воздух, и любые попытки штурмов кордона прекращаются. На Ближнем Востоке это обычно эффективно. Может и не гуманно, но зато действенно. И вот эти нюансы все надо решить. Эрдоган и Путин — умные люди, думаю, должны разобраться, обойдясь без проблем.

Новости Сирии: Сирийские военные взяли под контроль Алеппо

 

Источник ➝

Денег на повышение пенсий опять не найдется

Представители ЛДПР внесли в Государственную думу законопроект о начислении надбавки к пенсии не с 80 лет, как сейчас, а с 75. Соответствующий документ подготовили вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев, депутаты Ярослав Нилов, Борис Пайкин и Дмитрий Свищев, а также сенатор Сергей Леонов.

Согласно Федеральному закону «О страховых пенсиях», гражданам, достигшим 80 лет, устанавливается повышение в размере 100% фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости, что обусловлено необходимостью в постоянном постороннем уходе.

«Законопроектом предлагается внести изменения в указанный федеральный закон, согласно которым право на установление повышения в размере 100% фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости предоставляется лицам, достигшим возраста 75 лет», — говорится в Пояснительной записке.

В нем отмечается, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) причисляет граждан, достигших 75 лет, к лицам старческого возраста. Эта классификация опирается на особенности организма человека.

Авторы законопроекта отмечают, что практически все лица, достигшие 75 лет, имеют хронические заболевания, и во многих странах им предоставляются различные доплаты и меры социальной поддержки.

«Лица, достигшие 75 лет, в силу своего преклонного возраста не могут самостоятельно без поддержки государства повысить уровень своего дохода. Размер получаемых ими пенсий достигает или превышает уровень прожиточного минимума пенсионера в регионе проживания, однако недостаточен для удовлетворения насущных потребностей, связанных с возрастом», — подчеркивают парламентарии.

По их мнению, сейчас накоплены финансовые ресурсы, которые могли бы быть направлены на повышение уровня пенсионного обеспечения лиц, достигших 75 лет, обеспечив им более достойный уровень жизни.

Обновленный закон, считают авторы документа, может вступить в силу с 1 января 2021 года.

Численность лиц в возрасте от 75 до 80 лет в настоящее время составляет около 4,5 млн. человек, говорится в документе. При этом фиксированная выплата к страховой пенсии в 2021 году составит 6044,48 рублей. Соответственно, реализация законопроекта потребует дополнительных расходов федерального бюджета в 2021 году в размере около 326 401,9 млн руб. Источником исполнения этих обязательств могут быть средства Фонда национального благосостояния, считают авторы законопроекта.

Доцент РАНХиГС Константин Добромыслов считает законопроект популистским.

— Надо говорить об одинаковом подходе ко всем пенсионерам.

Пенсионный возраст повышен. Нужно всем по новой формуле пересчитать пенсию, поменять подходы. Непросто надбавку, а изменить пенсионную формулу. А так получается по частям — давайте сейчас этим прибавим, потом тем.

Мы либо остаемся в области пенсионного страхования, либо переходим в область пенсионного обеспечения — всем одинаковое количество денег, независимо от того, сколько человек работал. Потому что дифференциация по пенсиям сейчас тоже фактически сводится к нулю, независимо от трудового вклада человека.

30 лет мы боролись за справедливость по дифференциации пенсии от трудового вклада, а оказалось, что это фикция, некий миф, который невозможно на практике реализовать в силу того, что сами расчетные размеры пенсий небольшие, плюс идет ограничение, что пенсия не может быть ниже прожиточного минимума. А расчетная величина получается на уровне прожиточного минимума. Таким образом, дифференциация схлопывается практически до нуля. То есть разница в пенсии между человеком, который минимальные пенсионные права приобрел, и тем, у кого 40−45 лет трудового стажа, в 3−5 тысяч получается. А фиксированная часть страховой пенсии сегодня составляет 5 с лишним тысяч.

В общем, вся дифференциация уходит в никуда: откуда ушли, туда и пришли. Все наши усилия, дебаты, деньги, затраченные на реформирование, и прочее — всё оказалось впустую. Опять приходим к «плоской» пенсии. Это наводит на мысль, что надо глобально пересматривать все подходы, а не просто давать тем или этим.

Следующее предложение будет добавить 65-летним, увеличить им фиксированную часть. Я не против. Вопрос в финансовой сбалансированности этой системы. Либо давайте переведем ее на федеральное финансирование.

«СП»: — Что-то реально можно сделать для изменения ситуации с пенсиями?

— Экономических чудес не бывает. Либо мы говорим, что нужен нормальный адекватный страховой тариф, который покрывал бы все потребности. Либо страховой тариф отменяем и за счет налогов платим из бюджета пенсии. Тогда это никакое ни страхование, а пенсионное обеспечение.

«СП»: — Какой должен быть тариф, чтобы он покрывал потребности?

— Сегодня он 22%. Не надо быть большим математиком, чтобы понять, какая будет средняя пенсия, если средняя зарплата в стране 45 тысяч рублей. А у нас одного пенсионера обеспечивает 1−1,3 работника. Вот и считайте.

А для того чтобы сегодня человеку в возрасте, у которого есть потребность в лекарственном и прочем обеспечении, нормально прожить, надо иметь порядка 30−35 тысяч рублей. Это небольшие деньги. Соответственно, страховой тариф надо делать минимум 28−30 тысяч. Тогда он будет более-менее выводить на ту финансовую сбалансированность системы, о которой и говорим.

Да, у нас есть субсидиарная ответственность государства, как записано в законе, и все потребности в пенсионном обеспечении покрываются из федерального бюджета. Пенсионный фонд сегодня честно говорит, что ему наплевать на то, какой страховой тариф, потому что какой-бы он ни был, если денег на пенсии хватать не будет, то доплатит федеральный бюджет.

Вопрос в одном: а какая пенсионная формула тогда? От чего она зависит? Играли то в баллы, то в рубли, то в тугрики. Людей ввели в полное непонимание того, как считается пенсия, откуда она берется, какие баллы. Многие пытались разбираться, но сегодня никто не может посчитать свою пенсию самостоятельно. Даже математики не смогут, потому что число неизвестных, которые есть в этой формуле, превосходит число переменных, которые в ней существуют. Этот нонсенс.

Даже сам Пенсионный фонд с трудом считает эту пенсию. Ни один работник ПФР впрямую самостоятельно посчитать вам пенсию не сможет. Там столько нюансов надо знать, что немыслимо. Я с трудом объясняю это студентам.

Я уже не говорю про актуарные расчеты (расчёты тарифных ставок страхования на основе методов математической статистики — ред.), которые должны были бы сделать, чтобы это действительно была страховая система и возможно ли ее сделать страховой. И потом возникает вопрос: а нужная ли нам страховая система, если финансово мы это реализовать не можем? Можем в теории что-то посчитать.

Мы всегда думаем о несчастном работодателе, который платит этот страховой тариф. Называем его регулярно не страховой тариф, а налоги. Работодатель говорит, что это нагрузка на Фонд оплаты труда. Да, в сумме это нагрузка на Фонд оплаты труда: работодатель должен застраховать работников, это стоимость рабочей силы, она на 30% выше, чем человеку выплачивается заработная плата. Но это его социальное обеспечение! И оно у нас сегодня низкое. Пандемия коронавируса показала насколько низкое!

Сегодня начнем решать задачу по затратам на медицинское обеспечение, которое понесла страна в связи со строительством клиник и прочее, и окажется, что страховой тариф даже на обязательное медицинское страхование должен быть в 3 раза выше, если не в 5. Он просто элементарно не покрывает всего. Тоже самое с пенсионным страхованием.

Пенсионная система: Пенсионная реформа вспять: Возраст выхода на пенсию могут снизить

Новости внутренней политики: Пенсионная реформа: Коронавирус помог Кремлю дожать пожилых

 

Курортный Крым выскользнул из налоговой системы России

Новый Свет — элитный курорт восточного Крыма. Романтичные горы, сказочной красоты бухты, великолепный брют. По новосветовской набережной, в расцветающих розах и душистых лавровых аллеях гуляют толпы туристов. Место для парковки найти невозможно. Номера машин далеко не крымские — у моря тусуется множество материкового народу, от соседей-кубанцев до питерцев и невероятного количества москвичей.

Как они сюда попали, если коронавирусным указом российского правительства весь курортный бизнес закрыт, а сам Аксенов чуть ли не каждый день обещает страшные кары любому, кто примет заезжего отдыхающего? Это как два мира, невероятно далекие друг от друга.

Пока республиканское начальство требует соблюдать режим самоизоляции, в соседнем Судаке прибрежные кафешки не только варят кофе. Они уже в открытую жарят шашлыки, торгуют тандырной самсой и разливают портвейны Солнечной долины. Придорожные базары выставили молодую крымскую черешню. Здешний мыс Меганом забит домами на колесах. Сегодня погода пасмурная, однако гостям нравится. После двух месяцев самоизоляции люди откровенно кайфуют на свежем морском воздухе.

Главное, не надо никого бояться. Видя такой расклад, решением местных администраций крымские набережные официально открыты для прогулок. Иначе полиции пришлось бы задерживать и штрафовать буквально все население. Точно так же открыты пляжи и парки, горные тропы и маковые поля. Вот сумасшедшая фишка минувшего уик-энда — огромные колонны автомобилей носились по Крыму в поисках самых крутых маков. Чтобы красные ковры расстилались от горизонта до горизонта, чтобы нырнуть в цветы и наделать умопомрачительных селфи, от которых знакомые и друзья где-нибудь в закарантиненном Чертаново реально тронутся умом.

Крымские маки не подвели, даже учитывая нынешнюю засушливую весну. Красота на выезде из Симферополя в сторону Бахчисарая. Настоящая фантастика у села Терновка под Севастополем. «Красные моря» в урочище Кара-Коба и рядом со знаменитым горным плато Мангуп. Ажиотаж настолько велик, что по грунтовкам выстраивались километровые пробки. Незабываемые фотографии, обновленные аватары социальных сетей. И самое интересное — ни одного человека в маске. Публика единодушно сказала коронавирусу: будь здоров, не кашляй.

На неделе замечательный севастопольский фотограф Юрий Югансон выложил в Фейсбук городской репортаж «Маскам — нет». Действительно, белые улицы заполнены людьми — и вообще никто не носит надоевшую маску. Засунули, мягко говоря, в задний карман. Севастопольские чиновник и депутаты из комитета по городскому хозяйству устроили выездную инспекцию пляжей пригородной Любимовки, чтобы оценить готовность побережья к летнему сезону. Без масок все как один!

Обязательный масочный режим воспринимают полным бредом. Заметим, это никакой не вызов и не глупость. Крым и Севастополь демонстрируют лучшие в России показатели по COVID-19. Город русских моряков вообще имеет самый низкий темп роста заболеваемости в стране. За последнюю неделю количество россиян, пребывающих сюда железнодорожным транспортом, увеличилось в два раза. Резко растет количество авиарейсов. Кроме того, стал в несколько раз больше поток на Крымском мосту. 2,5−3 тысячи автомобилей каждые сутки, а в минувшие выходные без малого четыре тысячи. Хотя полуостров до сих пор находится как бы на осадном положении и, по утверждению властей, «ради безопасности жизни» отдыхающих не принимает.

С понедельника, 25 мая, в крымской столице прекратил работу ежедневный правительственный штаб по профилактике распространения коронавируса. Тема заметно теряет актуальность. Вместо оперативного штаба намечены брифинги отраслевого руководства. Характерная подробность. На последнем заседании глава РК Сергей Аксенов озвучил обращение одного из граждан о том, что в Алуште полно приезжих. Все размещены в частном секторе. По утверждению бдительного гражданина, об административных проверках владельцам мест размещения «сигнализируют» заранее.

Бальзам по сердцу, когда начальство узнает факты, давно известные остальному обществу. Реальную ситуацию очень четко описал известный симферопольский журналист Олег Крючков. На самом деле, сезон-2020 на солнечном полуострове успешно стартовал. Однако нынешний курортный бизнес однозначно «серый», нелегальный, а государство остается в буквальном смысле в дураках.

— Сейчас считается, что остановлены все наши гостиницы, санатории, пансионаты. Причем закрыты те, кто платил налоги и честно работал. Все нелегальные гостиницы и квартирные барыги спокойно сдают жилье, — констатирует Крючков. —  В прибрежных поселках трудно проехать их-за иногородних машин. Серый рынок легко обходит запреты. Как? Обычно, строгость указов власти компенсируется необязательностью исполнения. Знакомые днями легко проехали через Крымский мост, прописку никто не спросил… Снять квартиру просто. Две пятьсот — три тысячи и ты живешь в двух шагах от набережной Ялты. Странная ситуация. Большие гостиницы увольняют людей и готовятся к банкротству, а теневой сектор, который никогда не платил налоги, пирует во время чумы. Все проверяющие органы это знают, Аксенов отдает распоряжения о проверках МВД, но… По факту проверки есть, а результатов нет.

Интересный вопрос, кому это выгодно? Туристы по нарастающей продолжают ехать на Южнобережье, оставляя деньги в частных карманах и ничего не давая в бюджет. Процветает теневой сектор арендного жилья. На него запрет принимать отдыхающих не распространяется. Хотя бы потому, что во время карантина сдавать недвижимость законодательством РФ не запрещено. Достаточно иметь комнаты с отдельным входом, санузлом и кухней, чтобы плевать на вирус и получать приличный доход. «Теневики отлично себя чувствуют, избегая уплаты налогов и фактически игнорируя мораторий на прием гостей», — подтверждает глава Ассоциации малых отелей Крыма Наталья Стамбульникова.

Трудно поверить, но по имеющейся статистике в прибрежных поселках Большой Ялты и Алушты, в регионе Саки-Евпатория и даже в бюджетном Черноморском районе выручка продовольственных магазинов и количество иногороднего автотранспорта сравнялось с показателями прошлогоднего июня-июля. Как иначе, если сотни тысяч россиян спасаются от вирусной заразы в благословенном Крыму.

Тем временем легальные объекты размещения тщетно ждут открытия курортного сезона. Предельно понятно, т.н. «внутрикрымский» туризм не спасет, ведь по сравнению с теми же москвичами местные практически не платят. Солью на раны становятся регулярные заявления Аксенова, что курортников с материка нынешним летом на полуостров не пустят — мол, по России слишком много территорий с высоким заражением: «Я мало верю, что к 1 июля количество заражений, к примеру, в Москве и Московской области будет меньше трех тысяч в сутки. А это основные регионы, из которых и через которые летят туристы».

Зато наблюдается другая тенденция, которая многое поясняет. Один за другим начинают выставляться на продажу мини-пансионаты, поскольку на их содержание и уплату налогов у собственников средств нет. Следом гарантированно пойдут с молотка большие отели. Например, сумма возвратов только за отмененные брони - больше 10 млрд. рублей. Эти деньги никто здесь не выплатит. Следовательно, будут суды и массовые банкротства. То есть, ожидается тотальная смена хозяев крымского туризма. Придут новые игроки, с максимальной выгодой используя COVID-беспредел.

Коронавирус: Люди Билла Гейтса нашли спасение от коронавируса

Новости политики: Зеленский назвал тему, которую не захотел с ним обсуждать Путин

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх